?

Log in

No account? Create an account
Лиричное

Ловец человеков

Светлана Рыж Гусарова. Колдограф.

Previous Entry Share Next Entry
Киров. начало
Лиричное
nebella
Румяная проводница сноровисто раскидала по полкам белье, зачитала нам наши права на чай и пообещала безжалостно наказывать за курение в тамбуре. Пузатые мужики заулыбались смущенно, заблистали возбужденными глазами — каждый в меру своей фантазии представил, как его штрафует холеная пухлая ручка.

Мужики покупают билеты в спальный поезд Москва-Тьмутаракань, как абонемент в рюмочную, с гарантией, что собутыльник не сбежит раньше Рязани. Пять часов не прерываемого взаимного монолога "Ты мня увжшь?!" обеспечено вагонной конституцией.

В моем отсеке три солидных, остепенившихся гопника. Юрий, Сашка и молчаливый. Юрий в самом начале пути громогласно подбивал друзей срочно бежать за кипятком, клятвенно обещал проставиться чаем и всех угощать "и девушке нальем, знакомиться будем. Редко когда мне человек сразу нравится, вот тебя, Сашка, я столько лет знаю, а до сих пор недолюбливаю".

Пока знакомство не лишило меня возможности выспаться, пришлось срочно заматываться в одеяло и демонстративно проваливаться в сон. Я это умею, у меня папины гены в активе.

По семейное легенде, когда мама еще была не мамой, а прекрасной незамужней студенткой (48 кг веса, из которых шесть приходилось на платинового цвета косу до задницы), они работали дворниками. Просто общаг на всех страждущих не хватало, а подметальщикам положена легальная каморка под лестницей. Деньги всегда кончались внезапно. Папа съел последнюю буханку хлеба и лег. Через два дня встревоженная тогда еще не мама принялась его будить, и у них произошел знаменательный диалог:
— Коля, КОЛЯ!
— Что? Еда появилась?
— Эээ, нет... — растерялась мама.
— А ближайший экзамен когда?
— Через два дня...
— Ну и какого черта ты меня будишь?!
Судя по остальным семейным притчам, это был единственный случай, когда мама не нашлась с ответом.

В общем, лежу на любимом верхнем, витаю в облаках, усиленно реагирую никак на попытки втянуть меня в разговор. Интересно, кто из них окажется непонятым поэтом Славой Сэ, способным воспеть мои несговорчивые колени и обманчиво-интеллигентные взгляды. До Кирова 16 часов, если со мной не разговаривать, я успею отлично выспаться.