Лиричное

Тимур

Барахолка сводит с совершенно неожиданными людьми. Может, есть какой-то особенный закон, что те, кто интересен, любит пыльное и рыться в старье? Или какая-то иная взаимосвязь? Черт его знает.

Я все думала, что же мне напоминает образ жизни физика, который не всегда может купить себе что-то кроме картонной колбасы, но зато выкладывает сотни и даже тысячи рублей за старые книги, которые надо еще отреставрировать? А, конечно же, мою любимую Дану Сидерос.

Волонтёры находят их у помоек:

облезлыми, грязными,

с ожогами, переломами, язвами,

пятнами от чернил.

Сокрушаются "да за что же их?",

гладят по хребтам переплетов кожаных

и несут

в приют для бездомных книг.



Хозяин приюта три месяца щей не ел,

у него проблемы с деньгами и помещением,

в кармане - одни счета.

Он целыми днями чистит, шьёт и разглаживает,

если при этом бы шли продажи, но нет.

Не берут ни черта.

И писали в газету,

и рекламу давали уже -

никакого толку.

Но зато, когда он засыпает среди стеллажей,

книги тихо урчат на полках.

Лиричное

Кому полетать?


Для тех москвичей, кто еще не в курсе — есть замечательный мальчик Юра, он же Пилот, который помимо того, что выстроил сам дом и способен починить что угодно, ибо инженер, еще и авиацией занимается. Малой и микро. То есть то, что с мотором и недалеко, и то, что вообще без мотора и зовется "крыло". За небольшие денежки вполне можно договориться. Ну и вообще Юрка клевый и смешной отшельник.

Лиричное

Как в моей жизни появился Хам, хроника лето-2016

Если бы мне предложили выбрать символ человеческой природы, я бы взяла микроскоп. Потому что самая человеческая черта — субъективность, вызванная зрительным укрупнением всего того, во что пристально всматриваешься. Ссадина, полученная сегодня, важнее перелома ноги на той неделе. Случайно вырвавшееся обидное слово — солиднее, чем несколько лет дружбы. Проект, в который ты окунулся только что, вытесняет из головы все предыдущие задумки. Голод, холод, жажда, которые мучают тебя прямо сейчас — несоразмерны с прошлыми лишениями. Человек, в которого упал, лишает тебя интереса к происходящему во всем прочем окружающем мире.

4 июня, если верить вк, мы списываемся по поводу рекламы — я нахожу ценный комментарий "у меня есть большая группа" и не могу устоять перед искушением.
6 июня жалуюсь, что хочется поселить мальчика в Локусе, чтобы он помогал с ночными разгрузками, ловлю джентльменское предложение и обещаю воспользоваться им позже.
7 июня задаю предельно глупый и нетактичный вопрос — а не гей ли ты, черт, слишком идеален, чтобы быть доступным парнем. Получаю в ответ смущенно-ехидный смешок: нет, предпочитаю девушек; и приступаю к гаданию по фотографии: какие еще качества могут быть у того, с кем вживую мы виделись не больше пяти минут. Альтруист, романтик, циничная сволочь, тролль и разгильдяй, склонный, впрочем, сотворить бесплатное добро в любой момент, когда увидит к тому возможность — "сказать, что я удивлен, это ничего не сказать!" — пять очков Гриффиндору, едем дальше.
13-15 июня продолжаем ни к чему не обязывающий треп в вк, про работы, ремонты, друзей и тд.
15 июня я скидываю фотографию маленького Гетца, до верху забитого подушками — этой ночью мне нужна помощь. Хам приезжает, как всегда, с широченной улыбкой — и выдранными кусками мяса из локтя и колена. Тренировка прервалась объятием с асфальтом, но это не повод ее заканчивать. Или не приезжать, если я позвала... Плюс двадцать баллов Гриффиндору, становится жарко и интересно. Переписка не успевает остыть, мы соревнуемся, кто быстрее до дома, до лифта, до душа, до кровати...


18 июня я пишу "ой, кто это?" в ответ на смс с незнакомого номера. Получаю в ответ "Вредный Рыж, нафиг было телефон спрашивать, если все равно никуда его?" Все еще не ассоциирую лицо и имя, медленно привыкаю, что эта хитрая улыбчивая морда называется "хам" — так непривычно и неподходяще для человека, готового с другого конца Мск катиться на ночную разгрузку машины.

2 июля включаю под вечер телефон — болею, решила отоспаться без звонков. "Не пугай меня так больше, пожалуйста. Дома?" — "Ага" — "Я через семь минут буду".

После этого тайминг не имеет значения. Хам ворвался в квартиру, обнял меня и стоял, не отпуская, долгие несколько минут. После этого время остановилось. Сколько мы провели вместе? Можно просто сосчитать дни и умножить на 24 часа. Потому что даже когда мы разъезжались (нечасто) или засыпали, все равно мысленно цеплялись друг за друга.

А что будет дальше — на это мы посмотрим через пару недель.

Лиричное

Дикая мята 2016

Итак, я все же вернусь к традиции описывать важные события где-то вне контакта. Иначе их потом хрен найдешь. Хотя казалось бы, что такого уж важного в проходном фестивале? Черт, я буду повторяться и повторяться, но это действительно так. Команда решает.

Collapse )
Лиричное

Locus Solus


Чертовски здорово, когда работа — это сказка. Я никогда не думала с такой любовью про свои проекты; никогда так много не вкладывала... и никогда столько не получала. Я часто придумываю что-то, таскаю идею в голове, обкатываю ее там, достраиваю, а потом наконец отпускаю в реальность — это разница между концепциями "носиться с идеей" и "вынашивать идею". И впервые идея родилась настолько сформировавшейся. Это действительно волшебство, когда на твоих глазах из мечты получается то, что хотел.

Лиричное

Искусство в массы


Забавно устроена жизнь. Вот общаешься с кем-то из совершенно корыстных побуждений, пытаешься строить с ним партнерские отношения, отмечая, что чувак еще и красив, как ты любишь, и вообще стоило бы... но лучше не надо; а спустя пару месяцев как-то внезапно обнаруживаешь его на своей кухне, и вы взахлеб друг другу что-то рассказываете, и ты уже даже не любуешься этими тонкими пальцами, потому что ну это же Данька, конечно, красив безумно, не обсуждается; но главное, главное совершенно не то, а какая-то неуловимая связь, ниточка, которая натягивается от тебя к человеку.

И тогда пить, говорить заполночь, и обязательно спорить.

Лиричное

Про людей и муравьев, ночное необработанное

Ограниченного человека видно сразу.

Это тот, кто живет в сейчас, в заботах этого дня, не пытаясь понять, откуда они возникли, нужны ли вообще и как надо подвинуть мир, чтобы эти мелочи стали хотя бы более приятными. Биться головой каждый день об одну и ту же полку; сталкиваться на работе с одним и тем же противным человеком; ездить тем же маршрутом; сетовать на те же вещи, что и вчера.

Однако тот, кто много думает о жизни в целом, в отрыве от ее реалий, тоже нифига не всемогущ. Он видит что-то, да, и даже делает обобщения. Но применить их уже не может. Разве что рассказать кому-нибудь в виде лекции или книжки.

Самый продуктивный вариант — чередование; способность время от времени абстрагироваться, забираться на высокий дуб и неспешно наблюдать оттуда за муравьиным копошением, отслеживая причины и следствия, острые углы, мотивы и реакции, сильные и слабые стороны стратегий. А потом — спускаться и фигачить, как один из муравьев, в том направлении, которое только что присмотрел.

Со всей энергией фанатично уверенного в своей правоте муравья.
Лиричное

Как правильно готовить бытиё

— О, ты оделся прямо в цвет моей машины, только сегодня купила накладку на руль и накидки! Круто, будешь последним штрихом, идеальный аксессуар!
— (бурчит) Ну вот еще, я самодостаточный, я не аксессуар!
— Ну, я же не мешаю твоим фантазиям относительно этого мира. Ты можешь считать, что вау, клево, встретил девушку, которая аж в мою честь машинку переодела. А в моем мире, уж извини, это ты к ней прилагаешься.
Лиричное

Бомболео! Три часа ночи!

Ночная работа это всегда такая легкая эйфория и странность в голове, когда мозг еще делает вид, что функционирует как надо, но при этом экономит, где только можно. Это еще не та стадия, когда ты ему "давай доделаем?", а он тебе "бомболео!", но уже на пути к.

Тут главное — не теребить его по мелочам. Если дизайнер рисует тебе флаер, и требует примерный реф (то есть текст и картинку), чтобы прикинуть визуальный ряд, то не надо сразу садиться и выписывать детали. Это все можно же потом допилить.

Главное — не забыть это сделать до печати. Не забыть.

Я — дизанеру: Рыба_флаера.jpg


Дизайнер — мне: Фраер_работа.jpg
Лиричное

МАШИНА!

Сегодня единственный день, когда рядом совсем нет никакого мужика. На ближайшие полгода, не меньше, это единственный гендерный просос. Ринга в редком для себя отъезде. Вчера гостил Иль, завтра приедет Ярик. Но только сегодня я привожу домой злоебучие колеса с беленькими, но такими тяжелыми дисками. А у меня, напомню, четвертый этаж.

В ГАИ провели в общей сложности неплохой рабочий день, с восьми утра до пяти вечера. Артур, офигенный мальчик, бывший владелец моей машины, имел небольшие проблемы с документами, и рыцарски вызвался меня сопровождать, чтобы чего не вышло (и чтобы я не звонила ему потом в слезах посреди ночи "ты меня обманул, подлец").

Где-то посередине мы пропустили свою очередь, так как недособрали квитанций. О том, что нас перезаписывают на завтра, я честно отписала другу Сережке, который сопровождал меня во всей этой авантюре и частично спонсировал. Тот разразился ворчливой смской "на минуту нельзя оставить, уже вляпались, когда теперь?" Да все уже норм, отвечаю, я нарисовала цветочек тетеньке из окошка, построила ей глазки и она уже пустила меня обратно в очередь. Серега: "И зачем я тебе только денег давал на машину? Уверен, ты бы смогла выманить ее даром".

После всех треволнений я окончательно засмущалась, что мы опоздали с подачей до обеда, и когда нас выгнали во двор, чтобы мы не мешали пищеварению сотрудников ГИБДД, я робко предолжила Артуру добросить его до близкого дома, после чего завершить эпопею сама — в конце концов, осталась финишная прямая.


Артур согласился, ибо сколько можно: пятый час сидим. Его дорога до дома еще никогда не была такой длинной и насыщенной, наверное. Пару раз он экспрессивно прореагировал, когда на мою не туда выпяченную жопу кто-то натыкался сзади и начинал обиженно бибикать — Артур ругался, бибикал через мою руку в ответ, вылезал в окно поорать, что сам мудак. В общем, вел себя как опытный водитель. Когда я довезла его домой, помолчал минуту, а потом робко сказал: ничего личного, но ты не против, если я с тобой доеду до ГАИ обратно?

Отказываться я не стала. Но меня уже распирало. Я ведь действительно ЛЮБЛЮ ВОДИТЬ. Необязательно же уметь, чтобы любить. А уж когда мы распрощались и я поехала домой, в Локус, меня начало так неудержимо улыбать, что окружающие шарахались. Навигатор кончился вместе с телефоном — негодяй помер, бросив меня на набережной в десяти километрах и трех развязках от цели.

Я ездила жопой вперед на перекрестке, не успев просочиться следом за большой пробкой; разворачивалась посреди узкой улицы в шесть приемов, запрудив ее в обе стороны. Останавливалась в Чистопрудном Макдональдсе (практически колесом в окне), потому что опять же пробка и невозможно уже, сзади напирают страждущие, спереди несется новый поперечный поток. И все это время сидела, улыбаясь, как имбецил. Вообще это наверное ужас как страшно — обгоняешь машину, ругаешься в окно, а к тебе поворачивается рыжая мало того, что баба, так еще и с явными признаками дебилизма.

А зато мне сегодня мальчик клевый побибикал, а потом в окно ласково сказал: "Милая девушка, включите фары, вас же не видно на дороге совсем". И даже пауз для того, чтобы мат пропустить, не делал. Бывает же самообладание у человека.

В общем, все будет. Теперь все блядь будет.
Только попробуй мне, Мрзд, перечить.
Увидишь, тебе же боком выйдет.